Интернет-портал «Управление учреждениями культуры»


yarreg.ru

Софья Апфельбаум: «Всё зависит от заинтересованных людей»

Мы побеседовали с Софьей Михайловной Апфельбаум, директором Российского академического Молодёжного театра, кандидатом искусствоведения, бывшим руководителем департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Минкультуры России о том, насколько хорошо обеспечиваются театры в регионах и есть ли у них реальные возможности для развития.
23 августа 2016

 

 

— Софья Михайловна, какие источники доходов есть у региональных театров? Есть ли различия между их системой финансирования и федеральной?

 

— И федеральные и региональные театры входят в систему государственных театров, и принципы финансирования у них не отличаются.  Есть учредитель в лице либо федерального органа власти, либо регионального министерства или департамента культуры. А уже исходя из возможностей бюджета, выделяются средства на содержание театра.

Сейчас средства даются на финансовое обеспечение выполнения государственного задания. В каждом регионе существуют свои особенности — где-то деньги предоставляются только на показ спектаклей, где-то — на создание, где-то это варьируется, но основные принципы общие, они определены для всей социальной сферы 83-м федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». Та же система, кстати, распространяется и на муниципальные театры, которые находятся в ведении муниципальных образований (проще говоря – городов).

И дальше всё зависит от наполнения бюджета. У нас есть регионы достаточно благополучные, скажем, Татарстан, где театры хорошо обеспечены финансовыми средствами. Есть субъекты РФ, которые не являются донорами, а, наоборот, получают дотации из федерального бюджета. Конечно, там финансирование хуже. Есть ситуации, когда региональные театры финансируются даже лучше федеральных, то есть нет такой жёсткой градации, что федеральным организациям выделяется больше средств. Например, был период, когда, например, московские театры финансировались лучше федеральных, расположенных в той же Москве.

Бюджетные средства — это основной источник финансирования, всё остальное зависит от руководителя. На уровне региона могут быть отдельные проекты, целевые программы, где можно получить дополнительные средства. На федеральном же уровне реализуется федеральная целевая программа «Культура России (2012 – 2018 годы)», в которой могут принять участие любые театры любых организационно-правовых форм, при этом региональные там в приоритете, хотя формально нет квот, что вот столько-то должно быть региональных, а столько-то — федеральных театров, это зависит от проекта. С недавнего времени существуют гранты, которые распределяются среди региональных театров.  Их, правда, немного — всего 10 ежегодно, но важно, что создан прецедент.  

 

— Существует мнение, что театры именно в регионах плохо развиваются, потому что их недостаточно финансируют. Соответствует ли это действительности?

 

— Понятно, что финансирования всегда недостаточно, и в федеральных театрах скажут то же самое. Это скорее зависит от культурной ситуации: если есть подходящая среда в городе и люди, которые занимаются театром, которые заинтересованы в его развитии, тогда всё может получиться. Например, есть малый город в Красноярском крае — Минусинск. Крохотный город, где, казалось бы, вообще ничего не может быть, а Минусинский драматический театр участвует во всех фестивалях, ездит на гастроли, получает премии — то есть всё зависит от людей. А иногда с деньгами всё благополучно в регионе, но при этом творческих каких-то значимых результатов и серьёзного развития театр не демонстрирует, то есть здесь такой уж прямой зависимости я бы обозначать не стала. Хотя, конечно, общий дефицит средств сказывается на ситуации.

 

— Можете ли Вы назвать какие-то наиболее актуальные проблемы финансирования театров?

 

— В целом есть нехватка средств на новые постановки, на обновление оборудования, на поддержание состояния зданий. При этом сейчас основной акцент идёт на то, что организация должна обеспечить определённый уровень оплаты труда. Это, конечно, само по себе хорошо, но при этом страдают те статьи, которые связаны с обновлением репертуара, с закупками материалов и т.д., потому что все деньги в императивном порядке уходят на повышение оплаты труда. Это неплохо само по себе, но должен быть баланс, и руководитель организации должен сам определять приоритеты. Сегодня же получается, что руки у него связаны.

Ещё одна проблема — отсутствие кадров, так как в регион не всегда едут специалисты, которые могли бы реализовать интересный проект или привнести что-то новое. Но, ещё раз говорю, чаще всего это всё-таки зависит от руководителя и его желаний: если театр хочет развиваться, то даже в условиях крайне ограниченного бюджета есть определённые возможности. Например, министерством культуры проводятся лаборатории для молодых режиссёров, специальные проекты для театров малых городов, поддерживаются  гастроли региональных театров. Мне кажется, что первостепенным является энтузиазм и инициатива со стороны театра, а нехватка денег будет всегда, но это не тупик.

 

— Деятельность театра влияет на объём выделяемых средств?

 

— Теоретически должна, однако на деле так не происходит. Ведь когда задумывалась реформа по внедрению государственного задания, именно так всё и звучало: определен норматив, скажем, на показ одного спектакля, и чем больше их сыграно, тем больше должно быть средств. Но, по сути, эту систему как бы развернули наоборот — исходя из имеющихся средств, под них рассчитали нормативы. Если же театр работает больше, то эти спектакли не включают в гос. задание, потому что в бюджете просто нет средств.  При этом если появляется возможность выделить театру дополнительные деньги, то 83-й закон позволяет найти механизм для этого: либо увеличить количественные показатели гос. задания, либо обоснованно увеличить нормативы (например, ввод нового оборудования, обслуживание которого требует больших трудозатрат).

На практике дополнительные средства театры получают, если руководство региона уделяет внимание культуре. Как пример — Воронежская область, где губернатор Гордеев [Алексей Васильевич] заинтересован в развитии искусства, поэтому там проходят крупные фестивали, ремонтируются здания театров и выделяются средства — такой положительный пример, что может быть, если власть неравнодушна. Но как сделать, чтобы это не зависело от конкретного человека? Сегодня такой губернатор есть, и он это поддерживает, а завтра — нет, и средства уменьшаются.

 

— Может ли руководитель регионального театра повлиять на объём выделяемых средств?

 

— Конечно, руководители всех бюджетных учреждений пытаются убедить учредителя увеличить объём финансирования. У театра в этом плане есть дополнительные имиджевые возможности. Например, участие в фестивале «Золотая маска» является неким знаком качества: ведь если спектакль отобрали для фестиваля, или он попал в так называемый лонг-лист, то это может повлиять на власти, чтобы они обратили внимание на учреждение, которое приносит славу региону. Надо пытаться, но если в регионе дефицит, то сложно найти финансирование при том, что не хватает детских садов, других социальных учреждений. Понятно, что губернатор в первую очередь думает об этих проблемах, хотя театр определяет среду, и его наличие очень важно для реноме региона — и в этом смысле он может оказаться не менее важным. Скажем, во Владивостоке недавно построили оперный театр: нынешний губернатор решил, что такой большой город, такой важный узловой центр, как Владивосток, не может обойтись без собственной культурной организации такого масштаба.  Другой вопрос, что достаточно быстро стало понятно, что регион без помощи из центра не может справится с содержанием такого учреждения — ни финансово, ни организационно-творчески. Сейчас театр стал филиалом Мариинского. И это нас уводит в отдельную тему, связанную с тем, насколько регионы в принципе могут самостоятельно справляться с такими сложными коллективами, как театр оперы и балета. Но сама идея была верной — театр оперы и балета очень важен для реноме крупного города.

 

— А востребованы ли региональные театры у публики?

 

— По-разному, повторю ещё раз, это зависит от руководителя, потому что существует очень много театров, у которых есть былая слава, когда в прежние годы они гремели по всей стране, а сейчас эта слава ушла, но самоощущение осталось прежним. Понимаете, у любого театра есть разные периоды, например, Волковский театр в Ярославле — он фактически региональный, так как находится не в Москве, но при этом он федерального подчинения. Театр много времени провёл в кризисном состоянии в плане творчества. И вот за последние 5 лет, когда пришли новые руководители, он ожил — совершенно другая история. Вот в чём прелесть существования таких постоянных, репертуарных театров. Наш художественный руководитель Алексей Владимирович Бородин говорит, что такие кризисы нужны театру, что он, как живой организм, должен поболеть, должен пережить какие-то травмы и депрессии, и при этом всегда есть возможность, что театр возродится.

А так — ситуации разные, и при этом театр может быть востребован у зрителей, ставя какие-то комедии, лёгкий репертуар, но на самом деле он будет незаметен на карте России. Таких театров много, внешне они популярны, и посещаемость у них хорошая, и спектаклей много они ставят, но каких-то событий у них нет, поэтому важно учитывать не только зрительскую популярность, но и то, замечают ли театр критики, участвует ли он в фестивалях. Вот эти вопросы очень важны для жизнедеятельности театра.

 

— Может быть, тогда для театра лучше существовать в формате антрепризы?

 

— Ну это совсем другая история, ведь это уже не стационарный театр, а площадка, которая есть в регионе. Собственно, так, как это было до революции, когда строили просто здание, и дальше город договаривался с той или иной антрепризой, которая приезжала на полсезона или на сезон и работала в этом городе. Но это совершенно другие принципы существования. Хотя надо признать, что многие театры в регионах сейчас комбинируют: помимо того, что они показывают собственный репертуар, они ещё и становятся площадками для столичных антреприз. Но эту тему надо изучать отдельно: как репертуарный театр постепенно и превращается в антрепризную площадку, играя свои спектакли всё реже и реже. Постепенно меняется общий репертуар, зритель, и это очень опасная тенденция. С другой стороны, театру надо выживать, и вот за счёт этих антреприз появляются внебюджетные средства. Так что это неоднозначная история.

 

— А выгоднее ли существовать антрепризе?

 

— Там не будет театра просто, понимаете? Не будет своей труппы, не будет некой общей идеи, выраженной в репертуаре, а будет просто площадка с обслуживающим персоналом. Приезжим антрепризам это, конечно, выгоднее. Но для конкретного города или региона в целом это станет, без преувеличения, культурной катастрофой. Репертуарный театр не может существовать как антреприза. Если город хочет иметь у себя очаг культуры, конечно, это не должен быть приезжий театр. В регионе существовать репертуарному театру сложно — и ограниченное количество зрителей, и финансирование. Зато мы знаем примеры, как я уже говорила, того же Минусинска, Лысьвы, Первоуральска или других прекрасных городов, которые, может быть, не самые крупные, но при этом обладают отличными театральными традициями и формируют в городе особую культурную среду. И именно они составляют основу нашей театральной системы.

Беседовала Анна Донцова




Мы готовы

поделиться знаниями по вопросам управления:

Подписаться
Copyright 2014-2015